КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ:
zefaa@mail.ru

8 904 94 32724

вторник, 25 марта 2014 22:15:49

ПРОЕКТ "АРХИВАТ Z" включает в себя мои и сторонние творческие и научные работы, статьи, видео-презентации, репортажи.
Указанный материал не претендует на исключительную профессиональность. Но я и моя команда стремимся к этому.
Мы находимся в постоянном развитии.
У нас очень много интересного и познавательного материала, которое может быть полезно для получения дополнительного образования.

Если Вы хотите разместить творческие, исследовательские и научные работы, а также литературные произведения собственного авторства - напишите нам на форуме в соответствующем разделе: Проект Поколение/Заявка на размещение работ.
Рецензированию данные работы не подлежат. Работы размещаются с указанием авторства. Анонимы не приветствуются.

Администратор оставляет за собой право отказать в размещение работ без обоснований причин отказа. 

 

ГЛАВНАЯ

СТАТЬИ

ГАЛЕРЕЯ ВИДЕО

ГАЛЕРЕЯ ФОТО

КАРТА ДОСОК

АВТОР и К

МАГАЗИН

 

ТВОРЧЕСКИЕ/НАУЧНЫЕ РАБОТЫ

 
 

Курсовая работа
РИТОРИЧЕСКИЙ ВОПРОС В ПОЭЗИИ К. СИМОНОВА


Автор: Таланова А.М. (ДАТА: 20.10.2012)

Содержание
Введение
Глава 1. Поэзия К.М. Симонова
1.1 Стихи о войне
1.2 Стихи о дружбе
1.3 Стихи о любви
1.5. Риторический вопрос в поэзии Симонова
Глава 2 Методические рекомендации к проведению литературного вечера, посвященного поэзии К.Симонова
Заключение
Список литературы

Введение
На современном этапе наша литература, идя испытанным путем обогащения художественных форм, благодаря новаторскому развитию наиболее плодотворных традиций, значительно расширила масштабы как традиций, так и новаторства. Если сравнительно недавно в понятие «традиции» включалось главным образом классическое наследие прошлых эпох, то в настоящее время уже существуют и оказывают свое воздействие и традиции социалистического реализма.
Трудно вспомнить литературный жанр, в котором не пробовал бы свои силы успешно К.Симонов, его перу принадлежат лирические стихи и исторические поэмы, очерки и рассказы, повести и романы, пьесы и сценарии. Постоянно выступал он как публицист и литературный критик. Много занимался документалистикой в литературе, в кино, на телевидении. Его всегда увлекало новое: начал он свой литературный путь как поэт, затем поэзия была сильно потеснена драматургией и журналистикой; в последний период жизни подлинным своим призванием считал прозу.
Симонов больше чем кто-либо из современных поэтов, оставаясь в традиционной форме стиха, уничтожает представление о поэзии, как о специфическом виде искусства. В его стихах перестает ощущаться разница не только между поэзией и прозой, но и между поэзией и театральной пьесой и киносценарием. Тема, герой, материал перерастают стихи, вынимаются из стиха. Поэзия для Симонова - это не лирическое погружение в себя, а, прежде всего, мысли в строю. Это точный прицел на тему, это не только преодоление трудностей познания действительности, но и борьба с неясностью сознания.
Цель нашей работы – исследовать поэзию К.Симонова в различные годы написания, определить основные ее темы.
Задачи исследовательской работы:
1. Изучить и проанализировать статьи, монографии, книги по данной теме.
2. Разработать рекомендации для учителей литературы по проведению в 7 классе литературного вечера, посвященного К.М.Симонову.

Глава 1. Поэзия К.М. Симонова
Прежде чем рассматривать поэзию К.М.Симонова, мы остановимся на понятии «риторический вопрос».
Риторический вопрос - предложение, которое по интонации и структуре является вопросительным, а по цели высказывания — повествовательным или побудительным. Риторический вопрос не требует ответа. Его цели: привлечь внимание и сформировать у адресата желательное отношение к содержанию высказывания. Усиливает эмоциональность, выразительность высказывания, "ненавязчиво навязывает" некоторую идею; особенно эффективен при напряженном ожидании, возбуждении аудитории.
В школе поэзию К.Симонова начинают изучать с 5 класса на внеклассном чтении. (Тема Великой Отечественной войны в поэзии К. Симонова, М. Исаковского, М. Джалиля). В 7 классе 2 урока посвящены изучению произведения о Великой отечественной войне, где дети продолжают знакомиться с поэзией военных лет, в том числе с К.Симоновым и его стихами «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины...», «Жди меня» и др. В 11 классе ученики знакомятся с драматургией военных лет, в том числе с пьесой К.Симонова «Русские люди».
Кирилл (Константин) Симонов родился 28 ноября 1915 г. в Петрограде в семье военного. Отец его погиб на фронте в 1-ю мировую войну, Константин отца не помнил, вырастивший мальчика отчим Александр Григорьевич Иванишев был преподавателем в военных училищах. Вся жизнь Симонова связана с армией. После войны этой внутренней связи не давали прерываться творческие интересы писателя, сосредоточенного на изображении Великой Отечественной войны, но сами эти интересы возникли в немалой степени под воздействием его детских и юношеских воспоминаний об армии, о ее людях. Многое он знал изнутри, через свою семью, фундамент нравственных представлений некоторых из них он пронес через всю жизнь из созданного им поэтического мира.
Первые стихи К. Симонов написал в семилетнем возрасте. В них описывается учеба, жизнь курсантов военных училищ.

1.1 Стихи о войне
В творчестве Константина Михайловича Симонова тема Великой Отечественной войны занимает особое место. Она определила позицию художника в отношении к важнейшим проблемам эпохи: война и мир, гуманизм, патриотизм и интернациональное братство, долг человека перед Родиной.
Симонов, как и другие молодые поэты предвоенной поры, опирался прежде всего на опыт романтической поэзии о гражданской войне. Отвергая приподнятость, они стремились к романтике мужества, суровых испытаний, преодоления трудностей. Именно в этот период формируется основная тема Симонова - тема мужества и героизма, носителями которого являются люди, причастные к бурным событиям своей эпохи. Например, поэма «Победитель», 1937 г.; «Ледовое побоище», 1938 г.; «Суворов», 1939 г.

Суровое слово, веселое слово,
Единственно верное слово — вперед!
Слышишь, как порохом пахнуть стали
Передовые статьи и стихи?
Перья штампуют из той же стали,
Которая завтра пойдет на штыки.
Победитель, 1937

Стихи пропитаны романтическим ожиданием грядущих победных боев:

За тех, кто вдруг из тишины комнат,
Пойдет в огонь, где он еще не был.
За тех, кто тост мой через год вспомнит
В чужой земле и под чужим небом!
Новогодний тост, 1937

Под Кенигсбергом на рассвете
Мы будем ранены вдвоем,
Отбудем месяц в лазарете,
И выживем, и в бой пойдем.
Однополчане, 1938
Симонов чётко осознавал неизбежность войны с Германией - в какой-то мере даже ожидая её с нетерпением. Впрочем, война в его представлении в первую очередь отождествлялась с присущими ей воинскими моральными ценностями. Когда появилась необходимость выбора между двумя чётко выраженными идеологическими лагерями - как, например, в гражданскую войну в Испании - у поэта не возникло даже тени сомнения в том, чью сторону он займёт. Вместе с тем, Симонов искренне сопереживает патриотизму других, даже тех, кто в прошлом посягал на Россию. В стихотворении «Английское военное кладбище в Севастополе» поэт сочувствует британцам, погибшим в Крымской войне, и потребности павших сохранить связь с родиной - потребности, которую уважало их правительство:

Солдатам на чужбине лучше спится,
Когда холмы у них над головой
Обложены английской черепицей,
Обсажены английскою травой.

В стихотворении «Поручик », лучшем из ранних стихов Симонова, поэт показывает, что отвага и патриотизм русского солдата не всегда почитались его правительством. Поручик - старый служака, подобный Иванищеву или тёте поэта - библиотекарше, за свою службу получает мало признательности. Он командует отдалённой российской заставой на Камчатке и не знает о начале Крымской войны. Неожиданно его крепость оказывается под обстрелом кораблей военно-морских сил Великобритании. Нанеся городу большой урон, флотилия направляет в крепость офицера с требованием сдаться. Но даже зная о том, что удерживаемый «клочок земли» мало чего стоит, и осознавая силу противника, поручик принимает решение не прекращать сопротивление.
Атака британцев терпит крах, флотилия отступает, павшие похоронены, а крыши домов залатаны. И только потом, с задержкой на год, приходят приказы из Петербурга. Застава должна быть подготовлена к войне и усилена; командование принимает новоприбывший капитан, а поручика отправляют в отставку:

Он все ходил по крепости, бедняга,
Все медлил лезть на сходни корабля.
Холодная казенная бумага,
Нелепая любимая земля..

«Поручик», «Английское военное кладбище в Севастополе» напоминают о лирике Гумилева и Киплинга, а не Долматовского с Михалковым.
Поэта ожидало дальнейшее разочарование. Впервые он столкнулся с подлинной реальностью войны под конец советско-японской кампании 1939 года, когда был направлен в Монголию в качестве военного корреспондента. Его главными ощущениями были сострадание к поверженному врагу и восхищение им. Первое впечатление о военной действительности, по словам Симонова, осталось после сцены в штабной палатке, где офицеры изучали захваченные у японцев документы. На полу валялись отброшенные ими материалы, среди которых - десятки фотокарточек жён и подруг японцев, которые улыбаясь «бумажной улыбкой», смотрели снизу вверх с фотографий - даже с «тех, что в крови».

Но этот день я не сравню с вчерашним,
Мы, люди, привыкаем ко всему,
Но поле боя было слишком страшным:
Орлы боялись подлетать к нему.

Проникновенные стихи Халхин-Гола воспевают храбрость и дисциплинированность японцев и выражают сострадание к ним просто как к людям. В одном из стихотворений звучит вопрос: кто из солдат был самым храбрым? Японец, обезумевший от жажды, бежавший среди бела дня за водой? Или же тот, который выдержал семь ночей артобстрела? Нет, самым храбрым оказался тот военнопленный, который во время репатриации, под взглядами встречающих японских офицеров, помахал рукой на прощание тем, кто пленил его и залечил его раны.
Этот вывод - единственное место в стихотворении, где (не совсем убедительно), показано моральное превосходство российской стороны.
Военная лирика аккумулировала офицерский кодекс чести (как его понимал Симонов): в стихах постоянна апелляция к понятиям чести, благородства, достоинства, военного братства, высокого товарищества.
1941 год - Симонов, военный корреспондент газеты «Красная звезда», едет на фронт. В своих военных работах Симонов одним из первых обратился к теме русского человека на войне.
Многие поэты писали о войне. Но особенно достоверно описывал бои и сражения, передавал чувства и переживания К.М. Симонов. Поэт знал, что было на сердце у фронтовика и тяжким летом 41-го, и победной весной 45-го.
Симонов показывал войну «в настоящем ее выражении, в крови, в страданиях, в смерти», нарисовав «почти пустынную и печальную в своей наготе» многострадальную землю, по которой прошла война, страшные развалины городов, пепелища деревень и сел.
Именно в самое трудное время войны Симонов отказывается от ее былой романтизации – «Да, война не такая, какой мы писали ее, - Это горькая штука...» («Из дневника», 1941), но он не отказывается от чувств, напротив, педалирует эмоциональность.
В первые годы войны Симонов казался непоколебимым. Стихотворение «Если бог нас своим могуществом» было написано в осаждённой Одессе, где смерть смотрела ему в глаза. На её взгляд поэт ответил смехом, смиряясь с ней как с неизбежностью. Что бы он хотел взять с собой на небеса? Всё, что пережил или мог пережить на земле, даже смерть:

Даже смерть, если б было мыслимо,
Я б на землю не отпустил,
Всё, что к нам на земле причислено,
В рай с собою бы захватил.
И за эти земные корысти,
Удивлённо меня кляня,
Я уверен, что бог бы вскорости
Вновь на землю столкнул меня.

Стихотворения 1941-1945 годов, в особенности те, что были адресованы Валентине, впоследствии включённые в сборник «С тобой и без тебя», скорее всего и явились основой поэтической славы Симонова. Лучшие из них выражают конфликт между двумя сильнейшими движущими силами его души: любовью к Валентине и воинским долгом перед Россией; кроме того, в них скрыто и упоение той целеустремлённостью, что была дарована ему обстоятельствами, и страх перед тем, какой будет жизнь без этих двух направляющих его стихий.
«Хозяйка дома» - величайшее из стихотворений Симонова. Нам предлагается представить поэта и его друзей (предположительно - таких же военных корреспондентов, как он сам), которые собираются в квартире Валентины, когда им выпадает такая возможность. Затем они расстаются, попадают на разные фронты; кто-то из них погибает. С каждым разом пришедших становится всё меньше. Цель стихотворения - убедить Валентину в том, что она права, когда в присутствии остальных друзей не выделяет поэта из их числа. Для них она стала идеалом, иконой, давала им поддержку в битве - они нуждались в Валентине. До самого конца вечеринки герой не ждёт и не получает никакого особого внимания от неё. Уйдя вместе с остальными, поэт тайно возвращается, и хозяйка принимает его уже как возлюбленного, но до этого - он просто один из равных.
Это правило устанавливается в первой части стихотворения; далее оно развивается. Что случится, если не вернётся именно он, поэт? И в этом случае хозяйка не должна выделять его из остальных, не омрачая радости встречи, сдерживая своё горе до конца вечеринки. Это порождает всепоглощающее душевное волнение: Валентина на самом деле в такой ситуации могла решить, что «шоу должно продолжаться». Ведь именно так она вела себя, когда погиб Серов. Это был день дебюта Валентины в новой комедии: она блистательно сыграла свою роль и лишь потом дала волю своему горю. Она - актриса.
Неверно было бы полагать, что события, описанные в стихотворении, происходили именно таким образом. Оно было написано в первую зиму войны, когда немецкая армия вплотную подошла к Москве. И хотя многие из коллег Симонова действительно гибли в то время, отсутствие на вечеринке не означало смерть или ранение: тем, кто оставался в живых, редко выпадала возможность собраться в одном месте. Описание одной из тех встреч, которые в действительности происходили, возможно, раз или два за тот отрезок времени, используется символически, чтобы показать противоречие между любовью и воинским долгом . И, несмотря на то, что в стихотворении этот конфликт как бы происходит в душе Валентины, он является проекцией противоречий в сознании поэта.
Кульминация стихотворения как никогда ярка и глубоко прочувствована:

Не отменяй с друзьями торжество.
Что из того, что я тебе всех ближе,
Что из того, что я любил, что из того,
Что глаз твоих я больше не увижу?
Мы собирались здесь, как равные, потом
Вдвоем - ты только мне была дана судьбою,
Но здесь, за этим дружеским столом,
Мы были все равны перед тобою.
Потом ты можешь помнить обо мне,
Потом ты можешь плакать, если надо,
И, встав к окну в холодной простыне,
Просить у одиночества пощады.
Но здесь не смей слезами и тоской
По мне по одному лишать последней чести
Всех тех, кто вместе уезжал со мной
И кто со мною не вернулся вместе.

Чувства, спроецированные на Валентину, принадлежат самому поэту; трагическое ощущение потери имеет иной источник и, скорее всего, связано с её неверностью - возможно, Симонов знал о начавшемся романе Валентины с будущим маршалом Рокоссовским. Стихотворение показывает, что несмотря на глубокие чувства, поэт сумел смириться со случившимся, принять его как часть судьбы, уготованной войной. Положительной составляющей стихотворения является не столько любовь Симонова к Валентине, сколько символический образ женщины, воплощенный ею, и чувство фронтового братства, присущее поэту и его друзьям. Даже после смерти они неким образом остаются едины.
Таким образом, война стала для Симонова вершиной его лирики — и вершиной естественного исполнения им его гражданского и человеческого долга так, как он его понимал: «Сумел угадать самое главное, самое всеобщее, самое нужное людям тогда и тем помочь им в трудную пору войны» (Маргарита Алигер).
 

1.2 Стихи о дружбе
В поэзии военных лет особое звучание приобретает тема солдатской дружбы, любви, товарищества. Полнее всего она представлена в лирических стихах К. Симонова, что, несомненно, связано с одной их важной особенностью. В отличие от лирики других поэтов в центре поэзии Симонова — моральная проблематика. Тема войны, солдатской дружбы, верности разрешается поэтом в этическом плане. Верность бойца, чувство товарищества, прямота и откровенность раскрываются как категории, определяющие боевой дух человека, его стойкость в бою, его преданность знамени полка, знамени Родины.
Духом товарищества проникнуто стихотворение Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины». Обращаясь к другу, поэт говорит здесь о Родине, которая, как он понимает сейчас, открылась ему по-настоящему только в дни горя, в дни испытании. Окрепшее в этих испытаниях чувство связи с Родиной, с простыми русскими людьми продиктовало поэту и подлинно народные образы стихотворения, и сам характер стиха, его лирическую, взволнованную интонацию:

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина —
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.
………………………………………………
Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За русскую землю, где я родился.

В предвоенные годы юный Симонов был честолюбив; теоретически он страстно верил в идеалы коллективизма, однако в реальной жизни отнюдь не был в полной гармонии с новой Россией, в которой оказался. Это можно понять из его самых интересных ранних стихов. Стихотворение «Часы дружбы» рассказывает о сне. В нём - кошмарное воспоминание об одиночестве, всплывшее в памяти: пустой мир, где, казалось, немногие дети проживали более нескольких недель. По крайней мере, так считает лирический герой, но странный старец разъясняет истинное положение вещей:

Сказал: «Ты ошибаешься, прохожий,
Здесь до глубокой старости живут,
Здесь сверстники мои лежат в могилах,
Ты надписи неправильно прочел -
У нас другое летоисчисленье:
Мы измеряем, долго ли ты жил,
Не днями жизни, а часами дружбы».

В таком случае, полагает поэт, он и сам не прожил бы больше:

Если так считать -
Боюсь, не каждый доживет до года!

В стихотворении «Однополчане», написанном примерно в то же время, поэт сознательно отворачивается от своих прежних друзей, в пользу тех, с кем он надеется испытать настоящую дружбу на войне:

Не те, с которыми зубрили
За партой первые азы,
Не те, с которыми мы брили
Едва заметные усы.
Мы с ними не пивали чая,
Хлеб не делили пополам,
Они, меня не замечая,
Идут по собственным делам.
Но будет день - и по развёрстке
В окоп мы рядом попадём.

Поэт предчувствует, что грядущая война (шёл 1938 год) придаст дружбе истинное значение; наконец-то он почувствует себя частью настоящего братства.

Святая ярость наступления,
Боёв жестокая страда
Завяжут наше поколенье
В железный узел, навсегда.

Наиболее характерное для Симонова выражение обретённого единства и братства на войне присутствует в стихотворении «Дом в Вязьме», написанном в 1943-м году. Поэт и его товарищи делят ночлег в старом доме в Вязьме. Утром они расходятся - и кто-то не вернётся никогда. Дом становится символом их морального единства:

В ту ночь, готовясь умирать,
Навек забыли мы, как лгать,
Как изменять, как быть скупым,
Как над добром дрожать своим.
Хлеб пополам, кров пополам -
Так жизнь в ту ночь открылась нам.

Представляя запись этого стихотворения в Нью-Йорке в 1960 году, Симонов сказал:
«Второе стихотворение о дружбе, да собственно не только о дружбе, но ещё и о тех мыслях, которые приходили тогда на войне, о том, как будет после воины, какими мы будем; как будем продолжать свою дружбу; не переменимся ли? Не станем ли хуже?»
Этот символический дом будет восстановлен после войны. И если кто-либо предаст своих друзей, то будет в него сослан, чтобы вновь прочувствовать такое же давление душевных сил, как раньше:

Пусть посидит один в дому,
Как будто завтра в бой ему,
Как будто, если лжёт сейчас,
Он, может, лжёт в последний раз,
Как будто хлеба не даёт
Тому, кто вечером умрёт,
И палец подаёт тому,
Кто завтра жизнь спасёт ему.
Пусть вместо нас лишь горький стыд
Ночь за столом с ним просидит.
Мы, встретясь, по его глазам
Прочтём: он был иль не был там.

Если он опять почувствует духовную силу этого дома, то вновь займёт своё место среди друзей; в противном случае - его больше не будет в их числе.
Представленное поэтом единство, существующее между людьми, разделившими на одну ночь дом в Вязьме, - единство, которого мы в мирное время, вероятно, ожидаем добиться в семье, а в счастливой семье деление поровну хлеба и крова, всех невзгод и радостей жизни воспринимается как должное. После войны и разрыва отношений с Валентиной, Симонов женился вновь. Его новый брак кажется счастливым, по крайней мере отчасти. Но наивысшей ценностью для него всегда оставалась дружба, и её высшее выражение - в том братском бескорыстии мужчин, которое, вероятно, возможно только на войне. Вновь обратимся к его выступлению в Нью-Йорке в 1960 году:
«Не знаю, как кто на это смотрят, а по мне дружба человеческая - самое дорогое чувство на земле. Это чувство с большой силой проявляется когда людям тяжело; а на войне - людям очень тяжело».

1.3 Стихи о любви
Константин Симонов был влюблен в прекрасную женщину, которой так и не было суждено полностью принадлежать ему - молодую актрису Валентину Серову.
Валентина в возрасте 21 года уже была восходящей звездой сцены и экрана. Недолгое время она была замужем за Анатолием Серовым, истребителем-асом, героем гражданской войны в Испании и сталинским любимцем, вскоре погибшим в авиационной катастрофе.
Характер её отношений с Симоновым был хорошо описан в недавно вышедшей статье, написанной актрисой Татьяной Кравченко, несомненно, симпатизирующей Валентине:
«В реальной истории любви Симонова и Серовой - как бы два сюжета (и они вполне прослеживаются по симоновским стихам). Один - событийный: там активное начало принадлежит Симонову. Он настаивает, ухаживает, добивается, а она лишь поддается или не поддается, отвечает или не отвечает. Другой сюжет - внутренний, собственно история любви. И здесь, как ни странно, с самого начала Валентина была ведущей, а Симонов - ведомым. Она задавала тон, он тянулся за ней. Она была с избытком наделена природой женским интуитивным умением быть любимой: чем больше даешь, тем крепче привязываешь, - и он учился у нее отдавать без оглядки, щедро, не требуя гарантий, не торгуясь, не считаясь.
Страсть? Да, конечно. Но опять-таки вопреки расхожим представлениям, не только ночь и постель связывали этих двоих. Страсть, как жажда, проходит после утоления. Просто красивая, просто сексапильная женщина вряд ли стала бы единственной для такого человека, как Константин Симонов. Он именно любил в ней «две рядом живущих души». Тело она отдавала с легкостью, душа же принадлежала только ей. А ему хотелось завоевать ее душу.»
Всё описанное Кравченко и многое другое действительно есть в поэзии. Симонов был одержим Валентиной:

Пусть прокляну впоследствии
Твои черты лица,
Любовь к тебе - как бедствие,
И нет ему конца.
Нет друга, нет товарища,
Чтоб среди бела дня
Из этого пожарища
Мог вытащить меня.
Отчаявшись в спасении
И бредя наяву,
Как при землетрясении
Я при тебе живу.

Тем не менее, в следующих строках этого стихотворения, написанного в 1942 году, говорится:

Когда ж от наваждения
Себя освобожу,
В ответ на осуждения
Я про себя скажу:
Зачем считать грехи её?
Ведь, не добра, не зла,
Не женщиной - стихиею
Вблизи она прошла.
И, грозный шаг заслыша, я
Пошёл грозу встречать,
Не став, как вы, под крышею
Её пережидать.

Отчуждение, красной нитью проходящее через этот отрывок, стало возможным благодаря войне. Если бы не гитлеровское вторжение и его катастрофические последствия, Валентина возможно сломала бы Симонову жизнь. В июне сорок первого выяснилось, что для поэта существовало нечто даже более важное, чем Серова. И увы, в конце концов сломанной оказалась её жизнь.
Нападение врага неожиданно прекратило все внутренние колебания Симонова. Поэт наконец с полной уверенностью осознал, по какому жизненному пути должен идти дальше, и почувствовал полное единение с обществом, к которому принадлежал. Он был бесстрашным солдатом, посвятившим себя изгнанию противника и достижению победы в войне. К тому же, Симонову повезло в том, что оружием, доверенным ему для борьбы с Гитлером, поэт владел в совершенстве. Этим оружием было его перо.
Значительное место в военной поэзии Константина Симонова занимает любовная лирика. Война не уничтожила способность любить, тонко чувствовать добро и любоваться прекрасным.
Главное в его стихах первых лет войны (сборники «Лирические дневники», «С тобой и без тебя», «Фронтовые стихи», все – 1942) – любовная лирика. Здесь особенно ощутима лирическая стихия – щедрое, страстное, напряженное раскрытие интимного мира поэта.
Все лучшее, что есть в этих стихах, увидено тем «жестоким зрением», которое дано человеку войной. Наиболее сильным среди них является стихотворение «Жди меня». Одно чувство, одна мысль целиком заполняет сердце солдата:

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди.
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди.
Жди, когда снега метут.
Жди, когда .жара.
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.
Жди меня, и я вернусь
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.—
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,—
Просто ты умела ждать,
Как никто другой

По своему словесному и ритмическому материалу стихотворение крайне скупо, но скупость речи в нем подчеркивает глубину чувств однообразие ритма усиливает проникновенность одного всеохватывающего душевного состояния. В стихотворении не только горячая мольба «жди меня», но и суровый завет не желать добра «всем, кто знает наизусть, что забыть пора». Поэтому и умение ждать раскрывается как большой душевный подвиг, достойный встать вровень с солдатским подвигом, как емкое, вырастающее до символа образное обобщение героизма тыла.
Как выражение собственных чувств поэта, его стихотворение «Жди меня» было не более чем минутным самообманом: Симонов знал, что Валентина вряд ли станет долго ждать. Но для бессчётного числа других солдат и их близких (как и для него самого) оно выражало то, во что хотелось верить. И именно как выражение веры народа это стихотворение имело чрезвычайное значение.
Интересна судьба этого стихотворения. Как только оно появилось в «Правде», его сразу же переписали в свои блокноты тысячи фронтовиков. Тысячи солдат в своих письмах домой говорили о самом главном, чем они жили, о чем они думали, словами этого стихотворения. «Жди меня» до сих пор остаётся одним из двух-трёх наиболее известных стихотворений К.Симонова на русском языке.

1.4. Риторический вопрос в поэзии Симонова
Изучение феноменов речевого воздействия было начато в глубокой древности и уже в период античности вычленилось в самостоятельную область знания. «Риторика - искусство, соответствующее диалектике так как обе они касаются таких предметов, знакомство с которыми может некоторым образом считаться достоянием всех и каждого и которые не относятся к области какой-либо отдельной науки.» – писал в «Риторике» Аристотель, поставивший целью систематизацию знаний накопленных к тому времени практическим красноречием. ...
... В качестве операциональных понятий, позволяющих разграничить план выражения и план содержания текста, в нашей работе используются - информативная функция текста и риторическая. Введение этих понятий обусловлено попыткой найти подход к изучении продуцирования и понимания наиболее тонких смысловых составляющих текста, передаваемых стилистическими и риторическими средствами языка. Риторическая функция текста - в отличие от информативной, в основе которой лежит непосредственная (или декларируемая) цель, интенция говорящего (пишущего) - служит передаче личностно-смысловых оттенков предметного содержания.
Необходимость психологического исследования этой проблемы как на полюсе говорящего, так и на полюсе слушающего очевидна, поскольку она направлена на соотношение мотивационной сферы и речевой системы человека.
Продуцирование текста, как правило подчинено одной задаче, по крайней мере, уместно говорить о цели, которую ставит перед собой говорящий (пишущий) и которая будет достигнута посредством текста (это может быть отражение результата научной работы, плановая статья, гонорар и т.д.). Однако явная цель - это лишь одна точка полимотивированного процесса, каковым является жизнь человека и не столкновением ли мотивов, их конфликтом, отступающим на второй план при постановке цели, зачастую обусловлены отступления от главной линии первоначального замысла, метафоры, неожиданные лексические включения (метонимии). Наиболее чувствительны в таких случаях как раз те структуры текста, которые не удерживаются жесткими рамками норм и правил языка, например, фонетические и грамматические структуры.
В качестве методологических оснований этого направления следует упомянуть современную герменевтику, так как в ней подробно рассмотрена роль языка в культуре, обществе, жизни каждого человека.
В нашей стране близкие идеи были представлены в работах М.М.Бахтина , который заострил внимание на особенностях взаимодействия человека с текстом, вскрыл психологизм этого явления и поставил в один ряд с психологическими проблемами личности, самосознания субъекта: «Реальный объект - социальный (общественный) человек, говорящий и выражающий себя другими средствами. Можно ли найти к нему и к его жизни (труду, борьбе и т.п.) какой-либо иной подход, кроме как через созданные или создаваемые им знаковые тексты».
Риторический вопрос - утверждение или отрицание в форме вопроса; усиливает эмоциональность речи и привлекает внимание слушателя.

Если бог нас своим могуществом
После смерти отправит в рай,
Что мне делать с земным имуществом,
Если скажет он: выбирай?
«Если бог нас своим могуществом…», 1941

Зачем в Будапешт он вернулся?
Чтоб драться за каждую пядь,
Чтоб плакать, чтоб, стиснувши зубы,
Бежать за границу опять?
Генерал, 1937

- "Брось тосковать!
Что за беда?
Поищем -
И найдем другую".
Тоска, 1938-1939 гг

Риторический вопрос - это предложение вопросительное по строению, но передающее, подобно повествовательному, сообщение о чем-либо. Сообщение в риторическом вопросе всегда бывает связано с выражением различных эмоционально-экспрессивных значений:
В стихотворении «Ты по¬мнишь, Алеша, дороги Смоленщины...» (1941) слышен риторический вопрос:

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди.
Как слезы они вытирали украдкою.
Как вслед нам шептали: «Господь вас спаси!»
И снова себя называли солдатками.
Как встарь повелось на великой Руси.

Риторические вопросы ставятся не для того, чтобы получить ответы, а чтобы привлечь внимание к тому или иному предмету, явлению, эмоционально выразить утверждение.

Три лавровых листка. Кто он такой,
Чтоб забывать на родину дорогу?
Он их смотрел на свет. Он гладил их рукой,
Губами осторожно трогал.

Как он посмел забыть? Три лавровых листка.
Что может быть прочней и проще?
Не все еще потеряно, пока
Там не завяли лавровые рощи.
Изгнанник, 1939
Риторический вопрос – одна из самых распространенных стилистических фигур, характеризующаяся замечательной яркостью и разнообразием эмоционально-экспрессивных оттенков. Риторические вопросы содержат утверждение (или отрицание), оформленное в виде вопроса, не требующего ответа:

Я не брал фотографий. В дороге на что они мне?
И опять не возьму их. А ты, не ревнуя,
На минуту попробуй увидеть, хотя бы во сне,
Пыльный пол под ногами, чужую палатку штабную.
«Я твоих фотографий в дорогу не брал…», 1939

Как смел он, этот ржавый миномет,
С хромою сошкою, чтоб опираться,
Нам стоить стольких рваных ран в живот,
И стольких жертв, и стольких операций?
Тыловой госпиталь, 1939

Раньше как говорили друг другу мы с ним?
Говорили: "Споем", "Посидим", "Позвоним",
Говорили: "Скажи", говорили: "Прочти",
Говорили: "Зайди ко мне завтра к пяти".

Свет погасшей звезды еще тысячу лет
К нам доходит. А что ей, звезде, до людей?
Ты добрей был ее, и теплей, и светлей,
Да и срок невелик - тыщу лет мне не жить,
На мой век тебя хватит - мне по дружбе светить.
Три стихотворения, 1954

Совпадающие по внешнему грамматическому оформлению с обычными вопросительными предложениями, риторические вопросы отличаются яркой восклицательной интонацией, выражающей изумление, крайнее напряжение чувств; не случайно авторы иногда в конце риторических вопросов ставят восклицательный знак или два знака – вопросительный и восклицательный.

Чтоб всех их любить, они стоят едва ли,
Но что ж с ними делать, раз трудно забыть!
Хорошие люди о них вспоминали,
И значит, дай бог им до встречи дожить.
«Я пил за тебя под Одессой в землянке…», 1945

Мы не все вернемся, так и знайте,
Но ребята просят — в черный час
Заодно со мной их вспоминайте,
Даром, что ли, пьют они за вас!
«Я не помню, сутки или десять…», 1941

Таким образом, было рассмотрено синтаксическое средство создания экспрессии – риторический вопрос в лирике К.Симонова.


Глава 2 Методические рекомендации к проведению литературного вечера, посвященного поэзии К.Симонова
Школьникам важно уяснить, что крупнейшие русские поэты всегда откликались на важнейшие для страны события. Державин, Пушкин, Лермонтов отражали наиболее яркие баталии. В XX веке, как и в предыдущем столетии Денис Давыдов и Лев Толстой, писатели вместе с солдатами встали в первых рядах защитников своей земли, оставили в стихах и прозе свидетельства о войне. По имеющимся сведениям, более 1200 писателей ушли на фронт и более 400 из них не возвратились домой.
Семиклассники стремятся осознать не только гибельность войны и ее потери, поражения и победы, но главное — почувствовать всем существом события этой тяжкой поры и духовную высоту, красоту человека — защитника своего малого и большого дома. Предлагаем примерный конспект литературно-музыкального вечера для учащихся 7 класса.

"Стихи, рожденные войной..."

Цели и задачи: На более высоком уровне восстановить ранее полученные знания и углубить их; пробудить интерес к личности и творчеству поэта-фронтовика К. Симонова; расширить представления о значении и роли поэзии времен Великой Отечественной войны в духовной жизни современников, культурном наследии прошлого; развивать творческие способности школьников и стремление к самостоятельной творческой деятельности; воспитывать уважительное отношение к историческому наследию нашей страны.
Оформление помещения:
С одной стороны сцены (впереди) стоит открывающийся большой поэтический сборник "Стихи, рожденные войной...". Обложка сборника оформлена в соответствии с требованиями к оформлению (название, рисунок, общий фон и т.д.). Внутри сборника – портрет поэта-фронтовика К.Симонова,
а с кратким обзором его творчества и текстами стихотворений.
Березовая аллея уходит в глубь сцены. Одна сторона ее - из зеленых берез, другая - из обгоревших. Аллея упирается в огромную красную звезду, которая поделена на две части. Часть звезды со стороны зеленых берез - красная. Над ней изображены салют, голубые облака, солнце. Часть звезды со стороны обгоревших берез оплавлена. Над ней - огненные облака, дым от взрывов и свет от прожекторов.
С другой стороны сцены - блиндаж с натянутой маскировочной сеткой. Внутри него стоят самодельные табуретки и стол. Впереди блиндажа сделан небольшой костер.
Аппаратура (телевизор и видеомагнитофон с кассетой видеоряда фрагментов фильма "Трудные дороги войны") стоит впереди сцены.
Аудиомагнитофон с кассетой, на которой подборка песен о Великой Отечественной войне, стоит за кулисами.
Музыкальное оформление:
Музыка песни М.Блантера "В лесу прифронтовом".
Музыка песни Н.Богословского "Темная ночь".
Музыка песни Б.Окуджавы "Нам нужна одна Победа".
Участники:
Организация вечера:
1. Оформление сцены актового зала. При оформлении используется все то, что сделано в подготовительный период.
2. В зале на стульях, расставленных полукругом, сидят 11-классники, педагоги школы, родители, администрация.
(Свет гаснет. Освещается часть сцены со сборником. Ведущие идут со стороны зеленых берез. В книге показывают материал о К.Симонове).
Ведущий: Константин Симонов еще до сорок первого года внес в литературу некое предощущение войны, обратившись к теме мужества, героизма, человеческой причастности к событиям эпохи. В дни войны стихи Симонова стали для всей страны учебниками любви, верности, ненависти к врагу. Фронтовые песни на его стихи звучали не только на передовой, но и в тылу, объединяя страну в единый фронт.
Ведущая: Любовная лирика неожиданно заняла тогда в поэзии важное место, стала пользоваться необычайной популярностью. Стихотворения Симонова строились на доверительном обращении к очень близкому человеку - жене, любимой, другу или на задушевном разговоре с хорошо понимающим тебя собеседником. В них мы не находим патетики, потому что она в таких произведениях неуместна, невозможна, фальшива...
Ведущий: Когда речь заходит о лучших лирических произведениях поэзии военных лет, мы, не задумываясь, называем "Землянку" Алексея Суркова и "Жди меня" Константина Симонова. Твардовский, строгий и даже придирчивый ценитель поэзии, сказал, что "именно эти стихи о самом главном, именно они являют собой "души откровенный дневник".
(Загорается свет. Звучит музыка песни Н.Богословского "Темная ночь". Освещается часть сцены у блиндажа. Сидят солдаты и солдатки около костра и тихо разговаривают. Один боец отходит от блиндажа и начинает читать стихотворение К.Симонова "Жди меня" на фоне тихой музыки).

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди.
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди.
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.
Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино на помин
души...
Жди и выпить заодно с ними
не спеши.
Жди меня, и я вернусь
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: "Повезло!"
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

(Ученик исполняет песню "В лесу прифронтовом". Слова М.Исаковского, музыка М.Блантера. Хореографическая сценка "Военный вальс". Солдаты и солдатки танцуют вальс).
Чтец 1: Поколение будущих победителей росло в суровых условиях.
Чтец 2: Эта закалка стала основой стойкости и надежды - выстоять в борьбе с врагом, не сломиться.
Чтец 3: Народ выжил и победил. Но призрак войны не канул в вечность.
Чтец 4: Как ему противостоять? Где найти точки опоры? Об этом размышлять вам...
(Ученик исполняет песню "Нам нужна одна Победа". Слова и музыка Б.Окуджавы. Все участники подпевают).
Ведущий: Сегодняшний вечер завершается знакомством с книжно-иллюстративной выставкой, где представлено творчество поэта-фронтовика, и выставкой творческих работ учащихся 11-х классов.

Заключение
Проанализировав собранные источники, можно сделать вывод, что своими стихами К.Симонов сумел завоевать большую аудиторию читателей. Именно поэтому мы можем сказать, что в стихах поэта звучит риторический вопрос. Своей поэзией Симонов пробудил ум и чувства, склонил слушателей сначала прислушаться, благосклонно и заинтересованно, а затем заставил принять ту картину мира, которую предложил.
Особенности симоновского художественного мышления сказались в сочетании достоверности и психологизма, будничного и высокого, в умении совмещать анализ человеческих привычек с анализом высоких дум.
В отличие от лирики других поэтов в центре поэзии Симонова - моральная проблематика. Тема войны, солдатской дружбы, верности разрешается поэтом в этическом плане. Верность бойца, чувство товарищества, прямота и откровенность раскрываются как категории, определяющие боевой дух человека, его стойкость в бою, его преданность знамени полка, знамени Родины.
Мы изучили и проанализировали статьи, монографии, книги по данной теме, разработали рекомендации для учителей литературы по проведению литературно-музыкального вечера, посвященного К.М.Симонову в 7 классе.
Константин Симонов в своей лирике использует разнообраз¬ные художественные средства. Этим достигается огромное эмоциональное воздействие на читателя. Нами были рассмотрены риторические вопросы в поэзии Симонова.
Цель нашей работы – исследовать поэзию К.Симонова в различные годы написания, определить основные ее темы – достигнута.

Список литературы

1. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М. 1979
2. Иванова Н. Константин Симонов глазами человека моего поколения // Знамя, 1999, №7
3. История русской советской литературы. Издательство «Просвещение», Москва – 1983
4. Кравцов А. Прощанье перед вечностью.//Смена №5, 2001. - с.18-27
5. Ради жизни на земле. П. Топер. Литература и война. Традиции. Решения. Герои. Изд. третье. Москва, "Советский писатель", 1985
6. Русская литература ХХ века. Изд. "Астрель", 2000
7. Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988
8. Симонов К. Собрание сочинений в шести томах. Т.1. Москва: Художественная литература, 1966
9. Советская литература: Справочные материалы. Москва «Просвещение», 1989
10. Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995
11. Три века русской поэзии. Составитель Николай Банников. Москва, "Просвещение", 1968
12. Федоров В. "…Из нашего города": К 85-летию со дня рождения К.М. Симонова. //Деловая газета, 28 ноября, 2000

 

Собранный материал, творческие и научные работы, статьи, переводы, фото-, видео-изображения и торговые марки принадлежат их авторам и владельцам.
При копировании материалов обязательна ссылка на
http://архиват.рф
ZinchenkoE, 2012. Все права защищены.